Как философ умер на четыре минуты и что он увидел

Философ Альфред Айер был позитивистом.

Он считал, что все слова вроде «Бог», «добро», «зло», «душа», «рай» просто бессмысленны. Потому что изучать надо только научные факты и ощутимые предметы. Вот что дано в реальности, то и надо изучать. Морали никакой нет, есть только приятное и неприятное. И после смерти тоже ничего нет. Так считал этот трезвомыслящий и умный философ.

А потом он подавился кусочком рыбы и умер. И четыре минуты был мёртв; клиническая смерть произошла. Так получилось, что он в это время лечился в больнице от пневмонии. Поэтому его удалось оживить.

К чести философа будь сказано, он описал факты. Когда сердце его переслало биться, он оказался в пространстве, наполненном красным светом. Пространство было слегка искажено, что-то с ним было не так.

И философ принялся расхаживать в этом странном мире, прилагая усилия, чтобы вызвать министров пространства. Или хранителей времени. Надо починить пространство, тогда красный свет выключится! Айер даже начал показывать свои часы на цепочке, сигнализируя о поломке в потустороннем мире тем, кто за этот мир отвечал.

В общем, философа спасли. Он выбрался из красного света и искаженного пространства. И рассказал о том, что испытал. Хотя как расскажешь словами о том, что не имеет названия? О том, что ты впервые увидел и испытал?

Как это ты «ходил»? Тело твоё лежало в реанимации. На каких таких ногах ты ходил и какие часы показывал? Каким хранителям или министрам? Откуда ты про них узнал? Как ты мог видеть красный свет, если глаза твои были закрыты, а сам ты был мёртв?

Выходит, твой опыт не имеет смысла. Никто, кроме тебя, этого не видел. И доказать ты ничегошеньки не можешь. Другие философы-позитивисты будут смеяться над тобой!

Вот после этого Айер призадумался. То, что мы не видим, нельзя считать несуществующим. И нельзя отрицать чужой личный опыт. Наука наукой, но есть нечто ещё, имеющее объективное существование. И Бога глупо отрицать потому, что ты не щупал его руками или не взвешивал. Добро и зло не такие уж абстрактные понятия.

А красный свет – может, это было предупреждение? Ты сам перекосил пространство своими мыслями, – и тебе там не очень понравилось?

Кто переживал опыт иного пространства и иного времени, околосмертный опыт, тот кое-что понял. По себе знаю. Я имею такой личный опыт.

Можно ходить без тела, можно говорить без голоса, можно даже летать в иных пространствах. Там все иначе. И вместе с прекращением дыхания жизнь не кончается. Хотя потрогать тот мир нельзя; да и нечем. Пальцы-то здесь остались… Но его все равно ощущаешь. Видишь и слышишь. Только иначе, – и нет слов, чтобы все объяснить. Слова приблизительны…

А философ ещё пожил на земле. Его же вернули сюда, чтобы он передал коллегам-материалистам свой опыт, как настоящий позитивист. Он честно передал.

Когда Айера оживили, он первым делом сказал, глядя на врачей и персонал: «Вы все с ума сошли!». Я догадываюсь, что он имел в виду. Надо расширить и улучшить свою философию, своё будущее пространство, научиться отличать добро от зла – и свет станет прекрасным. И нам дадут мирно переправиться через реку…

Анна Кирьянова

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( Пока оценок нет )
Жизнь полна красок
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Как философ умер на четыре минуты и что он увидел
Умер как джентльмен. Печальный финал звезды «Долгой дороги в дюнах» Юозаса Киселюса
Adblock
detector