Просмотров: 254

Как научиться звать на помощь и научить ребёнка

Это неприличная история.

Такие истории у всех есть. Иногда всю жизнь они мучают человека и накладывают отпечаток на его судьбу. Но это не принято обсуждать. Вам быстро скажут: это неприлично! Гадость какая! Фу, какой вы противный, раз про такое говорите!

Мы-то к вам пришли насладиться чудным пением и воздушным безе. А вы вона о чем завели разговор!

Да. Так часто реагируют. Раз вы говорите о неприятном, вы обманули ожидания. И неприлично себя ведёте. Вы тоже стали неприятным.

Но я вас научу, как спастись и как спасти своего ребёнка.

В первом классе нас повезли в театр на трамвае. Мальчики в синих костюмчиках. Девочки в белых фартучках и в коричневых платьицах. И учительница с нами едет на трамвае. Людей много, полный вагон.

И один дяденька в пальто стал прижиматься к девочкам в толчее и трогать их. Сами понимаете. Деваться некуда было, кругом толпа. Девочки молчали и пытались отодвинуться, но некуда было. И все молчали.

Молчали – потому что такое было воспитание и негласные правила поведения. Попробуй заори в трамвае, – это неприлично. Октябрята так себя не ведут. И дяденька разозлится. На него никто не подумает. Ты будешь выглядеть глупо. А ещё – очень стыдно кричать: «этот дядя меня трогает!». Как такое крикнешь?

Учительница безмятежно сидела и смотрела в окно. А дети в проходе стояли. А дяденька орудовал вовсю и добрался уже до меня.

И, знаете, я громко, на весь вагон, сказала: «уберите свои руки! Зачем вы всех трогаете?». Я не уточнила, как именно трогает. Но сказала громко. Хотя мне было очень страшно.

Пассажиры стали смотреть на дядьку. И учительница с недовольным видом перевела взгляд на детей и сказала: «Аня, что ты кричишь на весь вагон?».

Пассажиры угрюмо на дядьку смотрели. Соображали. А какая-то женщина с высокой золотистой прической стала громко возмущаться и говорить: «гражданин, отойдите от детей!». Потом уже все заговорили. А дядька пробрался к выходу и быстро вышел на остановке, хотя его уже схватили за рукав плаща.

И все. Мы приехали в театр. Две девочки плакали. Дядька их долго тискал. А меня трясло крупной дрожью, но я не плакала. Учительница сделала вид, что ничего не произошло. И мы стали смотреть какую-то пьесу.

Вечером я все рассказала папе. И он похвалил меня. И сказал, что в таком случае надо немедленно звать на помощь. Громко и внятно. Если не помогут, то хоть внимание обратят. И агрессор сбежит, – это тоже выход и спасение. И папа сказал, что такие негодяи бывают. Надо защищать себя.

Так вот. Надо защищать себя. Беспомощное молчание и покорность – гибельный путь. Даже если вас пока не убивают, а просто трогают. Даже поглаживают. Это начало.

Надо и своему ребёнку это обьяснить с малых лет.

Трогают вас, лезут, нападают – публикуйте скрины и записи делайте. Переписку можно публиковать, если в ней нет личных и государственных тайн, которые вам доверили. Угрозы, клевета, оскорбления – это не переписка. Это угрозы, клевета и оскорбления.

Узнайте, где дяденька работает. Или тетенька. Получите нужную информацию. Громко зовите на помощь.

А те, кому неприятно слышать и видеть, как вы зовёте на помощь, – их немало! – это пособники зла. Которые приходили есть ваши пирожные и вашу энергию. Пусть выйдут из трамвая вместе с мерзким дяденькой.

А я его лицо до сих пор помню. Дети все запоминают отлично. Просто не смеют иногда рассказать взрослым.

Взрослые, впрочем, тоже иногда не смеют рассказать. И гибнут в молчании, потому что стыдно рассказывать, как на тебя напали.

Анна Кирьянова

Источник

Adblock
detector