И чего только не приходилось совершать отважным директорам советских картин

СУДЬБЫ

И чего только не приходилось совершать отважным директорам советских картин

Обычно, пришедший в кинотеатр советский гражданин, с надеждой взглянув на имя любимого режиссёра, с всё нарастающим энтузиазмом ждал начала интригующего сюжета. А вот кто там притаился в самом конце под титром “директор”, его, естественно, мало интересовало. Но именно этим серьёзным мужам и приходилось отвечать не только за финансовую составляющую доверенной ему картины, но и за потенциальные “выкрутасы” не слишком благонадёжного режиссёра.

И чего только не приходилось совершать отважным директорам советских картин
“Добро пожаловать или посторонним вход воспрещён”

Когда директору комедии “Добро пожаловать или посторонним вход воспрещён”, Григорию Лукину, в адрес “окопавшейся” в краснодарском крае киногруппы, пришла телеграмма с указанием прекратить съёмки и срочно прибыть в Москву, то режиссёр-нонконформист Элем Климов успел отснять лишь половину из запланированного материала. Ситуация казалась неразрешимой, так как было понятно, что по приезде к начальству всё это неслыханное лихачество мгновенно запретят.

Тогда много повидавший Лукин отозвал режиссёра в сторонку и предложил ему сделать вид, что никакой телеграммы они не получали. На том и порешили. Осенью, когда чиновники увидели вознесённый над скорбящей толпой портрет бабушки Кости Иночкина, крайне подозрительно напоминавший лик Никиты Сергеевича, то просто онемели. И никакие мудрые слова директора картины не спасли бы картину от “полкоположения”, если бы этой же осенью во главе страны, как по волшебству, не появился новый генеральный секретарь.

И чего только не приходилось совершать отважным директорам советских картин.
“Экипаж” 1979г

А сколько немыслимых забот выпало на долю замечательного директора Бориса Криштула, и не счесть. Помните эту душераздирающую историю с фюзеляжем самолёта, необходимого для съёмок в знаменитом фильме-катастрофе “Экипаж”. С трудом отыскав списанный ТУ-154, киногруппа во главе с Александром Миттой уже предвкушала неповторимые огненные съёмки, когда в одночасье их единственный сохранившийся корпус неожиданно вспыхнул и сгорел дотла.

Если бы кто-то додумался измерить всю степень предынфарктного состояния Бориса Иосифовича и Александра Наумовича, то их бы немедленно госпитализировали. И вновь директору картины пришлось изыскивать хоть какое-нибудь подобие пассажирского лайнера. Что-то из этого нашлось, вот что-то в итоге и получилось.

Читайте также:  В комедии "Иван Васильевич меняет профессию" в эпизодах можно увидеть известных людей
И чего только не приходилось совершать отважным директорам советских картин.
“О бедном гусаре замолвите слово” 1980г

Ровно через год, во время проведения в Москве “Олимпиады 80”, существовал запрет на любые съёмки и мешающие соревнованиям передвижения по Столице. А реактивному Эльдару Рязанову, позарез, было нужно срочно доснять эпизод трагикомедии “О бедном гусаре замолвите слово”, а именно сцену у стога.

Тогда Борис Криштул берёт под руку великого Евгения Леонова и едет с ним на Лубянку. Многоопытный мужчина прекрасно знал, кого брать с собой. Как только импровизированный дуэт вошёл в кабинет главы КГБ, то увидевшие “небожителя” советского кино многозвёздные генералы, словно дети, вскочили со своих кресел, не веря в происходящее. Тут расслабленный Евгений Павлович доверительно поведал начальникам, что его сегодня должны везти на расстрел и хотелось бы получить разрешение на эту необходимую акцию.

После того, как нужная бумага была получена, благодарный Леонов написал в ответ: “Спасибо Комитету за то, что разрешили меня расстрелять. Евг. Леонов”.

И чего только не приходилось совершать отважным директорам советских картин.
“Благочестивая Марта”

Нечто маловероятное пришлось вынести, в прямом смысле этого слова, директору музыкального фильма “Благочестивая Марта”, когда по его недосмотру людям не оплатили аренду лошадей.

Тогда волевой Ян Фрид скомандовал Караченцову и Виторгану, чтобы они взбирались на плечи провинившегося директора и его зама. На экране зритель видит, как оба замечательных актёра распевают “У нас в Испании”, мерно покачиваясь в сёдлах, восседая на старательно импровизирующем начальстве.

И чего только не приходилось совершать отважным директорам советских картин.
“Кин-дза-дза!”

Ещё более экзотическая роль досталась директору картины “Кин-дза-дза!”, самоотверженному Николаю Михайловичу Гаро. Мало того, что тщательно сделанный на студии “пепелац” увезли вместо Туркмении куда-то на Дальний Восток, так ещё и актёр, планирующийся на роль самого господина ПЖ, куда-то запропастился.

Тогда Данелия задумчиво поглядел в сторону директора фильма и предложил тому отыграть в паре сцен. Надо отметить, так как внешность у товарища Гаро была невероятно экзотической, то зритель просто не мог не восхититься столь блестящим кастингом знаменитого режиссёра. Да и можно ли было поверить тому, что этот изумительный, яркий актёр, на самом деле, крайне ответственный директор данной картины.

Источник

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Жизнь полна красок
Добавить комментарий