Авторы недетских стихов нашего детства: кто они?

СУДЬБЫ

Для тех чьё детство прошло в семидесятые годы прошлого столетия, очень памятно явление народного творчества, так называемых детских чёрных стихов.

Достаточно вспомнить ключевой стих того времени: “Маленький мальчик нашёл пулемёт, больше в деревне никто не живёт”, как в памяти народной тут же всплывут десятки подобных творений.

Они множились как грибы, нещадно модифицировались, дополнялись и дописывались. Почти у каждого пионера и комсомольца конца 70-х был свой пантеон коротких четверостиший и двустиший.

Откуда всё это хлынуло на нас, и было ли это всё кем-то инспирировано?

Наша жизнь в СССР была с одной стороны сказочно прекрасной, но с другой стороны многие декорации периода застоя навевали какую-то тоску и грусть. Недовольная интеллигенция спивалась, на кухнях вели антисоветские разговоры. Вот наверно с этих кухонь и шёл подобный фольклор. Хотя более конспирологически настроенные знатоки скажут — это был сознательный вброс информации ЦРУ, где всё это и сочиняли наши недобитые эмигранты.

Почему родилась именно такая примитивная форма протеста? Ведь подобные стишки были так написаны и сочинены, что всем видом своим показывали, что это написано рукой школьника и неофита в знании поэтического сложения. И именно это и делало их легкозапоминаемыми, и столь сильно оседающими в сознании.

Исследователи сего детского творчества пришли к выводу, что начало сих стихотворных творений принадлежит питерской группе университетских хиппи в которой главным заводилой был Игорь Мальский.

Он и его товарищи хиппи: Феликс Виноградов, Андрей Антоненко, Антон Скобов, Марина Никитина, Татьяна Комарова, Александр Волков.

Эти товарищи были хоть молодыми, но уже устоявшимися диссидентами, на дух не переносящими все советские реалии. Они по своему боролись с совковой тоской в груди, с советской пропагандой, занимались текстовыми переделками советских песен, опостылевшей унылой эстрады.

Хотя при всей своей нелюбви к власти, молодые люди именовали себя “Новые левые” или “оппозиционные коммунисты”.

Недетские стихи нашего детства
А. Скобов и Ф. Виноградов. 1977 г.

Недетские стихи нашего детства

Летом 1977 года в Старой деревне у Приморского шоссе, напротив Елагина острова, студенты образовали хиппи-коммуну имени Желтой Подводной Лодки. Вот оттуда-то считают исследователи и пошёл “мальчик”.

***

Маленький мальчик на дерево влез,
Сторож Архип достает свой обрез.
Выстрел раздался, послышался крик.
«Сорок второй!» — ухмыльнулся старик.

***

Маленький мальчик по речке плывёт
Дед Афанасий достал пулемет
Краткая очередь сдавленный крик
“Ох ты, Чапаев!” – смеется старик.

***

Темною ночью в пижаме в полоску.
Мальчик на кухне распиливал доску.
Мягко железо в ногу вошло.
Вместе с ногою детство ушло.

Также считается что перу группы Мальского принадлежит сверхпопулярный катрен про другого мальчика:

Мальчик на снегу лежал,
Весь от крови розовый:
Это папа с ним играл
В Павлика Морозова.

Или вот, например, переделка песни В. Шаинского из мультфильма про Чебурашку:

***

Медленно ракеты улетают вдаль,
Встречи с ними ты уже не жди.
И хотя Америку немного жаль,
У Европы это впереди.
Скатертью, скатертью хлорциан стелется
И забирается под противогаз.
Каждому, каждому в лучшее верится.
Падает, падает ядерный фугас.
Может мы обидели кого-то зря,
Сбросили пятнадцать мегатонн.
А теперь горит, и плавится земля,
Там где был когда-то Вашингтон.

Читайте также:  Звенящий голос Оли Рождественской - звучит во многих советских фильмах

Впрочем, иногда получались и переделки из Пушкина:

***

Я вас избил,
И синяки, быть может,
У вас еще исчезли не совсем,
Но пусть они вас больше не тревожат,
Я не ударю больше вас ничем.

После у молодых литературных хулиганов появился образ дедушки:

***

Дедушка в поле лимонку нашел,
Сунул в карман и к райкому пошел,
Дернул колечко, бросил в окно —
Дедушка старый, ему все равно.

***

Дед Афанасий присел на пенек
“Ох, и тяжелый случился денек!”
Долго над лесом летали штаны –
Вот оно, подлое эхо войны.

И почти как приговор самим себе, был сочинён авторской группой такой катрен:

Детям страны подавая пример,
Интеллигента топтал пионер:
Детский сандалик ударил в пенсне –
Смерть диссидентам в Советской стране!

Недетские стихи нашего детства
Игорь Степанович Мальский (1957-2004)

Много чего было сочинено новыми обериутами и козьмапрутковцами из коммунны имени Жёлтой Субмарины.

Естественно, такая деятельность не могла остаться незамеченной со стороны КГБ. Мальский был отчислен из ЛГУ и угодил в психушку на принудлечение, а логово хиппи было “расформировано”.

Отец одного из хиппи, большой начальник погранвойск, прознав по своим каналам про интерес КГБ к его сыну, подогнал грузовичок с солдатами, и они погрузили вещи и его самого с женой и увезли. Остальные поняли, что к чему, и все разбежались.

После психушки Игорь Степанович Мальский стал видным литературоведом и успешным переводчиком. В 1990 году стал председателем “Академкниги”, основал собственную газету «Слово и дело», стал первым исследователем Сталинских репрессий против неугодных поэтов. Прежде всего подразумевались обериуты Д. Хармс, А. Введенский, Н. Олейников.

А ещё позже Игорь Мальский преуспел на ниве конкурсов “Что? Где? Когда?”. Играл в составе команды А. Блинова. Несмотря на успешные для него годы, жил почти в нищете и умер в 2004 году.

Но страну уже захлестнула эпидемия чёрных детских стишков:

***

Маленький мальчик играл в водолаза,
Смело нырял он на дно унитаза.

***

Дети в подвале играли в гестапо,Зверски замучен сантехник Потапов.Руки и ноги прибиты к затылку,Но он не выдал, где спрятал бутылку!

***

Двое влюблённых лежали во ржи
Рядом комбайн стоял у межи.
Тихо завёлся, тихо пошёл,
Кто-то (чего-то) в батоне нашёл.

***

Недолго мучилась старушка
В высоковольтных проводах.
Её обугленная тушка
Внушала долго птицам страх.

Народное стихотворчество всё больше приобретало садистский уклон. Имена народных словотворцев нам история не сохранила.

Конечно, если исследовать корни настроения подобных стихов, то невольно приходишь к творчеству обериутов. Даниил Хармс совершенно гениально шалил. Может иногда на грани, но при этом никогда не переступал грань дозволенного.

Современник группы Мальского, невероятно талантливый ленинградский поэт Олег Григорьев, ещё в 60-е годы писал подобные стихотворения. Но у него уровень таланта и такт мастера были на высоте. Он тоже умел ходить по грани, не переступая её.

Недетские стихи нашего детства
Олег Евгеньевич Григорьев (1943-1992)

Олег Григорьев успел издать в СССР три книжки детской поэзии и его книжки были очень популярны. По его стихам и коротким историям снято немало сюжетов “Ералаша”.

Читайте также:  Памяти Игоря Савочкина: хулиган со страстью к лицедейству

Правда судьба его была тяжелой. Его не принимали в Союз Писателей. Говорили, что С. Михалков его на дух не переносил. По другой версии — видел в нём серьёзного конкурента.

Олег Евгеньевич отсидел пару лет за тунеядство, а позже, уже когда совсем спился, загремел в тюрьму за пьяную драку с работниками милиции. Отсюда и его знаменитый катрен:

С бритой головою,
В форме полосатой
Коммунизм я строю
Ломом и лопатой.

Но всё же помятуя о былых заслугах поэта его всё же приняли в Cоюз Писателей. Правда это было, когда Григорьев уже был безнадёжно болен.

Только после его смерти вышла книжка поэзии, которая называлась “Недетские стихи”. Трудно сейчас сказать, были ли знакомы хиппи с Еловой Субмарины с творчеством Олега Григорьева? А если и были знакомы, то уже трудно сказать — явился ли он катализатором творчества чёрных стихов в конце 70-х?

***

Сказал я девушке кротко:
— Простите за нетактичность,
Но бюст ваш, и торс, и походка
Напомнили мне античность.
Она в ответ мне со вздохом:
— Простите, но ваше сложение
Напомнило мне эпоху
Упадка и разложения.

***

Не свались в колодец, Ольга,
Если прыгнешь в воду ты,
Потеряешь в весе столько,
Сколько вытеснишь воды.

***

Пойду пожалуюсь маме,
что луна зажата двумя домами.

***

Мазохисту на лавке
Втыкали дети булавки,
Не от тоски, не от шалости,
А втыкали от жалости.

***

Девочка красивая
в кустах лежит нагой.
Другой бы изнасиловал,
а я лишь пнул ногой.

***

Однажды Сережа и Оля
Попали в магнитное поле.
Напуганные родители
Еле их размагнитили.

***

Шел я между пилорам —
Дальше шел я пополам.

***

Я спросил электрика Петрова:
“Для чего ты намотал на шею провод?”
Ничего Петров не отвечал,
Лишь висел и ботами качал!

Последний из приведённых стихов Олега Григорьева был написан им в 1961 году. Поэту было всего 18 лет. Хармса тогда ещё не издавали. И скорей свои литературные обериутские похожести он собирал с эфирных фантомов петербургского неба. Питер, такой город, что там долго висит в туманном небе нерастворёнка творческих имагинаций ушедших гениев. Вставай в полный рост и вбирай сколько влезет.

Ну, а детские чёрные стишки, побушевали над страной и стали постепенно исчезать из объективов школьников и молодёжи. Им на смену пришли анекдоты про Штирлица и чукчей.

Но автор уверен, что многие и сейчас, кто в конце 70-х, начале 80-х был молодым, вспомнят на вскидку пяток, а то и десяток катренов и двустиший, подобных этим: “Мальчик ехал на машине, отпечатавшись на шине” или “Серые шапки, красные лица, дайте милиции опохмелиться”.

Помните ли вы наизусть такое, как оказалось, не совсем народное творчество? 

Да, безусловно помню
100%
Не скажу, не разрешали декламировать подобное
0%
Проголосовало: 54

P.S. Кому есть что добавить в вечность, добро пожаловать в комментарии

Источник

Оцените статью, нам важно Ваше мнение:
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Жизнь полна красок
Добавить комментарий

Adblock
detector